Эриксон: Эго как процесс

Согласно Эриксону, Эго это один из трёх процессов, посредством которых существование человека непрерывно во времени и оформлено. Первый из них – это биологический процесс. Второй – социальный, при его помощи организмы объединяются в определённые группы. То, что можно назвать «Эго-процессом», есть организационный принцип, который обеспечивает существование индивида как цельной личности. Эго-идентичность является результатом синтезирующей функции на одной из границ Эго.

Понятие Эго у Эрика Эриксона шире, чем у Хартманна. К фрейдовской психобиологии Эриксон добавил равнозначное психосоциальное измерение. Одна из задач Эго, соглашается с Хартманном Эриксон, – помогать индивиду осваивать жизненный опыт и руководить его действиями таким образом, чтобы из разнообразных и часто противоположных стадий и аспектов его жизни можно было синтезировать некую цельность. Для выполнения этой задачи Эго вырабатывает способы синтеза, а также охранные и защитные механизмы. 

Согласно Эриксону, Эго это один из трёх процессов, посредством которых существование человека непрерывно во времени и оформлено. Первый из них – это биологический процесс. Второй – социальный, при его помощи организмы объединяются в определённые группы. То, что можно назвать «Эго-процессом», есть организационный принцип, который обеспечивает существование индивида как цельной личности. Эго-идентичность является результатом синтезирующей функции на одной из границ Эго. Проблема идентичности трудноуловима, констатирует Эриксон. Мы осознаём работу Эго, но никогда – само Эго. Управляя внутренним миром, Эго делает для нас то, что мы никогда не смогли бы спланировать сознательно. 

Синтезирующая функция Эго постоянно сводит фрагменты и разрозненные части всех детских идентификаций ко всё более ограниченному набору образов и персонифицированных гештальтов. Это процесс, локализованный в индивидуальной и в общественной культуре. Различают идентичность индивида и идентичность группы. Оптимальное чувство идентичности переживается как приятное и лёгкое чувство психосоциального благополучия. Его наиболее очевидным выражением является ощущение себя «в своей тарелке» и внутренняя уверенность в признании со стороны авторитетов. 

Позитивная идентичность позволяет индивиду избавиться от иррационального самоотрицания, характерного для тяжёлых невротиков и психопатов, пишет Эриксон. Одним полюсом этого иррационального континуума является коллективная идентичность социальных групп, значимых для человека. Другим полюсом континуума является фанатичная ненависть к непохожим на себя.

В тех случаях, когда окончательное самоопределение оказывается по каким-то причинам затруднено, возникает чувство смешения ролей: человек не синтезирует, а противопоставляет друг другу свои сексуальные, этнические, профессиональные и другие возможности и часто вынужден решать в пользу одной из них. Молодые люди иногда предпочитают быть никем, абсолютно никем, пишет Эриксон, нежели представлять собой пучок противоречивых фрагментов идентичности. Иметь смелость быть разносторонними – признак цельности и индивидов, и цивилизаций. Цельность подразумевает совокупность частей, в том числе весьма разнообразных, вступающих в плодотворное объединение и связь. 

Традиционный психоанализ не в состоянии целиком постичь идентичность, потому что он не выработал терминологии, описывающей среду, указывает Эриксон. Немецкие исследователи пользуются термином «Umvelt», обозначающим не просто окружающую среду, но среду, существующую в человеке. С точки зрения психологии развития «прошлое» окружение всегда присутствует в нас. Важный шаг в исследовании этого направления был сделан психоаналитической теорией объектных отношений. Истоки Эго определить трудно, но известно, что оно возникает постепенно на той стадии, когда «цельность» представляет собой физиологическое равновесие обоюдной потребности младенца получать, а матери – давать. Это первичная и основная цельность. Тождество и непрерывность существования индивида должны быть признаны значимыми другими из его окружения. 
 
Теория Эриксона

Стадии развития. Восемь стадий развития в течение жизни Эриксон описывает как цепь конфликтов, от разрешения которых зависит успешность развития.

  1. Базовое доверие vs. Недоверие (0 – 1 г.) Период в жизни ребенка, когда устанавливается базовый принцип отношения к себе. Чувство базового доверия – основа здоровой личности – возникает из опыта взаимоотношений с теми, кто заботится о ребенке (матерью, в первую очередь), удовлетворяет его потребности, устраняет дискомфорт, создает атмосферу безопасности.
  2. Автономия vs. Стыд и сомнение в себе (1 – 3 г.) Период становления базовых принципов по отношению к миру. В «борьбе за самостоятельность» устанавливается баланс любви и ненависти, свободы самовыражения и её подавленности. Чересчур контролируемый ребенок сдается социальной тирании и испытывает стыд и нерешительность.
  3.  Инициатива vs. Вина (4 – 5 л.) Период становления поло-ролевой идентичности, отхода от прегенитальной привязанности к родителям. Если мир принимает растущую активность, любопытство к вопросам пола, секса, ребёнок растёт инициативным в межличностном взаимодействии, в противном случае, вина ограничивает его открытость реальности.
  4. Мастерство vs. Неполноценность (6 – 11 л.) Школьные годы, период активной социализации. Ребенок «примеряет» социальные роли, развивает необходимые навыки, умения. Чувство мастерства и достижения формируется при наличии подходящих ролевых моделей (учителя, сверстники). Важно, чтобы работа и достижения не стали «жизненной позицией» и заменой реальной жизни.
  5. Идентичность vs. Диффузия идентичности (12 – 18 л.) Подростковый период – становление эго-идентичности, время активной интеграции личности. Чувство идентичности подростка развивается в его социосексуальной роли и групповой идентификации. Складывается чувство профессиональной идентичности. Максимализм, приверженность подростковым «идеалам» в это время служат защитой от недостатка стабильности в чувстве идентичности.
  6. Близость vs. Изоляция. Период развития близких отношений с противоположным полом. Стабильная сексуальная идентичность позволяет находить удовольствие в близком общении и заботе о другом человеке. Переживание интимности.
  7. Творчество vs. Застой. Период активной заботы о детях и творческой продуктивности. Передача своего опыта другим поколениям , создание духовных ценностей.
  8. Целостность vs. Отчаяние. Самопринятие и видение ценности собственной жизни. Недостаток эго-интеграции сопровождается страхом смерти.

Жизненный опыт, обогащённый заботой об окружающих людях, и в первую очередь о детях, творческими взлётами и падениями, дарит человеку интегративность – завоевание семи предшествующих стадий развития. Всё это подразумевает новую и совершенно иную любовь к своим родителям, принятие их такими, какие они есть, и восприятие жизни в целом как личной ответственности. 

Клинические данные позволяют предположить, что отсутствие или утрата эго-интеграции приводит к чувству безысходности: судьба не принимается как обрамление жизни, а смерть – как её последняя граница. Здесь витальность приобретает форму мудрости, со многими оттенками значения этого слова.

 

© Бермант-Полякова О.В.   

You may also like...