Огден: диалектика трёх процессов осмысления опыта

Современный теоретик психоанализа Томас Огден утверждает, что развитие не является линейным, и процесс развития нельзя разделить на этапы. С точки зрения Огдена, это процесс диалектический. Подвергая ревизии классическое теоретическое наследие, он заключает, что у Фрейда субъект существует внутри диалектических отношений между сознанием и бессознательным. Согласно Кляйн, субъекта создаёт движение между параноидно-шизоидной и депрессивной позициями.

 

Огден: диалектика трёх процессов осмысления опыта

Современный теоретик психоанализа Томас Огден утверждает, что развитие не является линейным, и процесс развития нельзя разделить на этапы. С точки зрения Огдена, это процесс диалектический. Подвергая ревизии классическое теоретическое наследие, он заключает, что у Фрейда субъект существует внутри диалектических отношений между сознанием и бессознательным. Согласно Кляйн, субъекта создаёт движение между параноидно-шизоидной и депрессивной позициями. Диалектика взаимоотношений обнаруживается также в теории Винникота о промежуточной области объективно воспринимаемого и субъективно представленного. Оба полюса сосуществуют во времени и пространстве субъекта и бессмысленны, когда рассматриваются в отрыве друг от друга, указывает он.

Подобным образом, психосексуальное развитие происходит параллельно с развитием объектных отношений, и две стороны этого процесса развития взаимозависимы. Тем самым старый спор двух классических теорий о том, что служит причиной, а что выступает следствием: объектные отношения или врождённые влечения, теряет свой смысл.

Оригинальный вклад Томаса Огдена в теорию Эго состоит в развитии идеи Кляйн о существовании параноидно-шизоидной и депрессивной позиций. Огден постулирует, что позиции представляют собой способ переработки опыта и предлагает оригинальную концепцию их диалектического взаимодействия, добавляя третье измерение: аутистически-прилегающую позицию.

Термин «прилегающая» переводится как соприкосновение, близость и обозначает тактильное измерение опыта, кожную чувствительность. Кожа это естественная граница между внутренним и внешним миром. Тактильные переживания, такие как холод, тепло, прикосновение, надавливание и др. это самый первый субъективный опыт ребёнка. Выдвигая идею о существовании аутистически-тактильного способа переработки опыта, Огден опирается на работы Эстер Бик, Френсис Тастин и Дональда Мельцера, психоаналитиков британской школы объектных отношений, изучавших больных аутизмом детей.

Труднопереводимое понятие autistic-contigousposition — позиция аутистического соприкосновения, прилегания — переводится иногда на русский язык как аутистически-сенсорная. Пребывая в ней, младенец пытается организовать и структурировать разнообразные сенсорные впечатления и, особенно, тактильно-кожные ощущения, на основе которых и формируется чувство ограниченной поверхности. Как полагает Огден, именно тактильные ощущения, возникающие на поверхности кожи, преимущественно служат матрицей самого раннего Я-опыта и являются своеобразной сенсорной “подкладкой” для интернализированных репрезентаций Я и Другого (объекта), возникающих на последующих этапах развития.

Неудача в установлении стабильного и надежного ощущения тактильного контакта, соприкосновения с прилегающей извне поверхностью, ведет к утрате ощущения своей собственной границы, нарастанию пре-символической тревоги и ужаса. Надвигающаяся дезорганизация выражается в ощущении утраты своей собственной сенсорной поверхности и субъективного “ритма безопасности”, в переживаниях “растекания, растворения, исчезновения или падения в бесформенную безграничную бездну”.

Огден отстаивает точку зрения, что ни один способ переработки опыта не действует в отрыве от двух других. Это первое отличие его позиции от взглядов Мелани Кляйн.

Второе отличие относится к ценности каждого из способов. Кляйн полагала депрессивную позицию более зрелой и потому предпочтительной. Уилфред Бион отказался от иерархически выстроенных «уровней развития» и предложил идею равноценных «позиций». Огден продолжает линию Биона, отказываясь оценивать способы переработки иерархически. Он видит в них равноценные для психической жизни процессы осмысления опыта. Для Огдена это способ переработки опыта или, другими словами, способ творения переживания.

Принято считать, пишет Огден, что способ переработки опыта на депрессивной позиции включает в себя способность к символизации, субъективности, самосознанию, эмпатии, переживаниям вины и её искупления (репарации). Способ переработки опыта на шизоидно-параноидной позиции это психологическое состояние, в котором преобладает расщепление, проективная идентификация и потребность эмоционального отстранения и отрицания реальности. У Кляйн это диахронные, у Огдена – синхронные психические реальности. Огден рассматривает их как фигуру и фон, сменяющие друг друга в зависимости от задачи.

Способ переработки опыта на депрессивной позиции это разрешение напряжения, интеграция и включение в частей в одно целое. В своём крайнем проявлении это определённость, закрытость, застой, самоуспокоение и чувство остановки и умирания.

Способ переработки опыта на шизоидно-параноидной позиции это разрыв, разделение на части, пробуждающее жизненные силы раскрытие прежде закрытого. Без разрыва старого невозможно создание новых связей и появление нового целого. Это фрагментация, беспокойство, чувство перемен и начало. Один способ является у Огдена антитезой другому.

Аутистически-прилегающий способ относится к нашему телесному, чувственному опыту, который обеспечивает непрерывность переживания. В крайних обстоятельствах (угрозы жизни или острой тревоги) аутистически-прилегающий способ переработки опыта сохраняет чувство Я. Огден приводит в пример привчыку в ситуации душевного беспокойства ритмически стучать ногой по полу, посасывать щёки или накручивать волосы на пальцы. Эти действия приводят к тактильной самостимуляции, которая помогает достичь успокоения, восстановления душевного равновесия.

В ситуации травмы, пережитое сильное чувство ужаса, безнадёжности и беспомощности перед лицом физического насилия, разрывающего поверхность тела, нарушает непрерывность переживания Я. Способность осмыслять опыт теряет «витальную», «всегда-присутствующую» составляющую, и создают патологию посттравмы, тотального недоверия миру и самому себе.


Цитируем по книге:
Ogden T. The Primitive Edge of Experience. — Northvale, N.J.: Jason Aronson, 1989.


Таблица

Способ переработки опыта: Аутистически-прилегающий Параноидно-шизоидный Депрессивный
Функция Создаёт основные формы переживания, обеспечивает знание о целостности опыта и связности ощущений Создаёт разрывы в переживании, является источником непосредственных и конкретных переживаний Создаёт целостное переживание и личностную историю, символизм и субъективизм переживаемого
Восприятие прошлого Нет переживания времени. Понятие «прошлого» не существует Постоянное проживание прошедшего вновь и вновь, защитной природы Интерпретация прошедшего. Есть осознание, что прошлого не вернуть никогда, и знание о том, что прошлое не исчезает бесследно.
Род символизации Диффузные физические ощущения и психосоматизация (символизация с опорой на телесные переживания) Мысли и чувства переживаются как факты, а не осмысляются. Нет интерпретатора и различия между знаком и обозначаемым. Символизация. Человек переживает себя как думающего свои мысли и чувствующего свои чувства. Он интерпретатор происходящего и принимает ответственность за свои переживания.
Совладание с тревогой Нет переживания тревоги. Существует страх исчезновения, утекания в черноту или падения в бездну. Совладание со страхом путём прикосновения к поверхности тела. Переживание любви и ненависти к одному и тому же объекту создаёт непереносимую тревогу. Совладает с ней путём расщепления объектов на хорошие и плохие. Переживание амбивалентных чувств приводит к переживанию тревоги особого рода. Беспокоится, что недовольство или раздражение ранит другого человека или отдалит его.
Вина Нет переживания вины. Вина не пробуждается. Ни о ком не заботится и ни за кого не ощущает ответственности. Присутствуют фантазии всемогущества, что всё может исправить неким магическим образом. Вина – это боль особого рода. Человек испытывает её в течение определённого времени как реакцию на то, что обидел того, кто ему дорог. Чувствует ответственность за отношения с другим человеком, и пытается искупить нанесённую обиду каким-либо поступком.
Объектные отношения Переживание физического бытия вместе, чувства и ощущения неразделимы и осязаемы Нет воспоминания об объекте, каждый раз отношение создаётся заново. Мир целостных объектных отношений, в котором есть история отношений между объектами. Человек помнит как относился к другим.
Восприятие себя и ощущение Я Нет различия в ощущениях внутреннего и внешнего, между Я и другим человеком, важны прикосновение ( его привычность, объятие, форма, ритм, твёрдость и мягкость, тепло и холод) и слияние. Переживает Я как объект, однако субъективность существует в ограниченных пределах, нет непрерывности ощущения себя. Нет личной истории, Я переживается как фрагменты, не объединённые чем-то общим. Переживает Я как субъект, ощущает Я протяжённым во времени и непрерывным. Новые переживания добавляются к старым, а не отменяют или отрицают их. Ощущения Я устойчиво и связно, укоренено в личной истории.
Межличностные отношения «Отношение к объектам» это ощущение формы объектов, их текстуры и поверхности. Отношение пре-вербальное и трудно передаётся словами. Отношения между объектами. Другие люди переживаются как объекты. Верит, что их можно испортить или захватить в свою собственность. Отличает других как ценные объекты или жизненно важные объекты. Отношения между субъектами. Другие люди переживаются как субъекты, по отношению к ним переживаются чувства приязни, желания взять под защиту, человек принимает ответственность за обиды или оскорбления, разрушающие отношения.
Совладание с утратой Нет чувства понесённой утраты или тоски по ушедшему. Чувствует себя отъединённым от других, пустым или не-существующим. Нет чувства понесённой утраты или тоски по ушедшему. Отрицает или фантазирует на тему своего всемогущества. Не испытывает скорби, находит магические способы восстановить утраченный объект. Чувство понесённой утраты и тоска по ушедшему. Переживания грусти и одиночества, скучает и страдает от отсутствия человека рядом. Скорбит и горюет об утраченном.
Защиты «удвоение кожи»*, аутистические движения** Splitting – расщепление. Проективная идентификация Вытеснение. Интеллектуализация
Психопатология Различные виды изоляции и бегства, аутистические или чувственные способы совладания. Бег по замкнутому кругу мыслей и чувств, которые переживаются как факты действительности и не осмысляются. Отстранённость от своих телесных переживаний, неспонтанность, отсутствие жизненной силы.

* «удвоение кожи» это психологическая защита, которая проявляется в психосоматических симптомах. Примером может быть экзема, мышечные судороги, мышечные зажимы. «Удвоение» может проявиться в потребности поддерживать непрерывный контакт глаз, говорить без остановки, постоянно держать в руках какой-нибудь предмет, повторять одно и то же присловье.

** аутистические движения это психологическая защита, которая проявляется в полуавтоматических действиях, таких как накручивание пряди волос на палец, поглаживание мочки уха, сосание пальца, сосание внутренней поверхности щеки, раскачивание сидя на стуле, постукивание ногой по полу, бормотание, мысленный счёт.

Важный вклад Огдена в психоаналитическую теорию относится к разработке идеи Мелани Кляйн о проективной идентификации. В своей классической статье (Огден, 1979) он определяет проективную идентификацию как (1) тип защиты, (2) род коммуникации, (3) тип отношений, (4) путь психологического изменения.

У Огдена это интер-субъектный, а не интра-субъектный психический процесс. В качестве защиты проективная идентификация отдаляет нежелательные и несущие угрозу аспекты Я, в фантазии поддерживая в то же время их жизненную силу. В качестве коммуникации проективная идентификация позволяет пациенту ощутить себя понятым путём оказывая давления на терапевта. Пациент нажимает на него таким образом, что он переживает чувства, похожие на чувства пациента. В качестве типа отношений проективная идентификация представляет собой переживание, в котором другой человек, как сосуд, служит вместилищем частей Я пациента. Поместив в иллюзии свои чувства в другого человека, пациент получает доступ к способам совладания с аффектами, которые не может регулировать самостоятельно. Впоследствии он учится способам совладания с сильными чувствами, подражая человеку, в которого поместил аффект.

Проекция и проективная идентификация, делает вывод Огден, суть два полюса одного континуума. Это континуум типов фантазий-изгоев, изгнанные аспекты Я. Проективная идентификация – это процесс, затрагивающий фантазии и присущие им объектные отношения. В начальной фазе пациент отделывается от определённых аспектов Я и помещает их в другого. Получатель спроецированной части перерабатывает её таким образом, что она становится доступной для пациента, и тот получает возможность присвоить её себе.

Важно помнить, что проживание проективной идентификации вызывает в терапевте состояние, что переживаемые им чувства и отношения навязаны ему. Наблюдая за собой, терапевт понимает, что его слова и поступки не соответствуют внутреннему настроению, и ощущает, что он говорит и действует как марионетка.

С помощью проективной идентификации, подчёркивает Габбард (2000), пациент пытается установить систему отношений, существующую внутри, во внешнем мире окружающих его людей. В отделении психиатрической клиники персонал воспринимает эти проекции и удерживает их. Пациент становится свидетелем того, что можно терпеть непереносимые для него чувства, не будучи разрушенным ими. Это позволяет ему решиться на попытку скопировать модели совладания с ними. Эти попытки поощряются и положительно подкрепляются. Закрепляет достигнутый результат индивидуальная психотерапия. Проработка и осознание процессов проективной идентификации это длительный и трудоёмкий процесс. Вне стен клиники, общение с другими людьми по типу проективной идентификации становится источником неразрешимых, глубоко личностных по своей природе, конфликтов.


О работе Огдена на русском языке можно прочесть в статье:
Кадыров И.М. О невротических и психотических аспектах личности и их взаимодействии в психоаналитической психотерапии // Московский психотерапевтический журнал № 2.- М: Психологический институт им. Л.Г.Щукиной Международный образовательный и психологический колледж, 1996. — С.26-54

© Бермант-Полякова О.В.

You may also like...