Протокол теста Роршаха

Ключ к успеху — УДОБНЫЙ ДЛЯ ЭКЗАМЕНАТОРА ТЕМП как записи, так и всей процедуры тестирования. Работайте в своём ритме, в удобные для Вас часы дня. Планируйте один тест в день, не больше. Никогда не приступайте к тестированию, если Вы устали или голодны. Ваша личность – это диагностический инструмент, и он нуждается в настройке на работу.

По книге: Дж. Экснера «A Rorschach Workbook for the Comprehensive System», Fifth Edition

 

  1. Запись ответов.
  2. Короткие протоколы.
  3. Сопротивление.
  4. Интеллектуальная недостаточность.
  5. Длинные протоколы. 

Запись ответов
Каждый ответ должен быть записан дословно. Это часто кажется новичку невыполнимой задачей, но опыт показывает, что это совершенно не так! Нужна практика, чтобы научиться записывать быстро, но скорость записи это не главное. Значительно более важно, чтобы ответы были записаны разборчиво, так, чтобы другие тоже могли прочесть их и знать ДОСЛОВНО, что сказал клиент. 

Ключ к успеху — УДОБНЫЙ ДЛЯ ЭКЗАМЕНАТОРА ТЕМП как записи, так и всей процедуры тестирования. Работайте в своём ритме, в удобные для Вас часы дня. Планируйте один тест в день, не больше. Никогда не приступайте к тестированию, если Вы устали или голодны. Ваша личность – это диагностический инструмент, и он нуждается в настройке на работу.

Некоторые клиенты склонны говорить очень быстро, без остановки, как будто бросая вызов психологу. Хотя прерывать клиента нежелательно, иногда это необходимо. Нужно попросить его повторить часть ответа или просто говорить помедленнее. Например, психолог может сказать: Подождите! Я не успеваю за вами. Чуть помедленнее, пожалуйста. 

Если это необходимо, нужно попросить человека повторить часть ответа. Тогда психолог может использовать последние несколько слов, которые были записаны, для формулирования вопроса, например: Я извиняюсь, я не успел. Вы сказали два человека в шляпах и…? Эта тактика усиливает вероятность того, что тот же самый ответ будет воспроизведён клиентом, но будьте уверены, что вы ДОСЛОВНО повторяете сказанные вам слова. 

Некоторые сокращения оказывают ценную помощь при записи протокола. В английском языке существуют общепринятые обозначения, которые используют роршахисты. Имеет смысл придумать обозначение для стандартной фразы расспроса: «Что создаёт такое впечатление?»
ВОПРОСЫ И КОММЕНТАРИИ. Любой вопрос, заданный клиентом во время теста, ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗАПИСАН, так же как и ответ психолога. Похожим образом, любой комментарий клиента, например «Что за уродство!» или «Ничего себе, вы только поглядите на все эти цвета!» также должны быть записаны. В большинстве случаев это мало что добавляет к интерпретации, хотя иногда оказывается важной психодинамической находкой.

РАСПОЛОЖЕНИЕ ЗАПИСЕЙ. Одним из наиболее важных аспектов проведения Роршах теста является способ расположения записей. Ответы должны быть записаны в такой манере, чтобы их было легко читать и кодировать. Другими словами, каждый ответ должен быть записан ЧЁТКО, РАЗБОРЧИВО И ДОСЛОВНО так, чтобы его легко было просмотреть. 

Например, очень важно, чтобы ответ был соположен с материалом, полученным позднее в расспросе. Это важно и для кодирования, и для интерпретации. Обычно расспрос состоит из значительно большего числа слов, чем ответ. Общепринято НАЧИНАТЬ НОВУЮ СТРАНИЦУ ДЛЯ КАЖДОЙ ТАБЛИЦЫ и не записывать больше двух или трёх ответов на странице. 

Ответы должны быть пронумерованы в последовательном порядке через весь тест. Рядом должны быть отметки о том, что клиент держал таблицу вверх ногами V или вернул таблицу в исходное положение ^. Считается также хорошей практикой помещать дату тестирования, псевдоним клиента (его имя и номер удостоверения личности, если Вы обязаны это делать по роду службы) на первой странице протокола и на бланках Локализатора. Хорошие психодиагносты успевают отмечать латентное время реакции и считают длительность пауз во время тестирования.

Короткие протоколы
Стандартная процедура предполагает, что ПОСЛЕ ПЕРВОЙ ТАБЛИЦЫ ПСИХОЛОГ МОЛЧИТ КАК РЫБА до момента, когда будет дан последний ответ на последнюю таблицу. Эта процедура вовсе не гарантирует, что клиент выдаст протокол достаточной величины (по меньшей мере 14 ответов), интерпретация которого окажется статистически валидной. Например, человек может дать один ответ на первую таблицу и, после поощрения Не спешите, посмотрите подольше. Я уверен, что Вы найдёте что-нибудь ещё даст ещё один ответ, но затем давать только один ответ на каждую из девяти оставшихся клякс. В итоге получится 11 ответов, которые, вероятнее всего, ненадёжно отражают структурные соотношения, выявляемые тестом Роршаха. Короткие протоколы не могут быть проинтерпретированы как норма/не норма.

Наиболее опытные психодиагносты осознают, что протокол будет очень коротким, и уже на ранних этапах теста обычно могут догадаться о возможной причине этого. Либо это сопротивление (защиты), либо дефект (органический или интеллектуальный). Первая причина, по-видимому, ответственна за большинство коротких протоколов. 
 
Сопротивление
Многие люди, изначально занимающие оборонительную позицию, ЗАДАЮТ ВОПРОСЫ перед тестированием, в начале работы или через короткое время после того, как была предъявлена первая таблица. Примером может быть тест Пани Валевски в разделе «Первые пять протоколов».

Вот примеры вопросов-сопротивлений и подходящих ответов: 
Вы всем одно и то же показываете? (Да, это стандартный набор) 
Вы это сами сделали? (Нет, все психологи используют одинаковые) 
Я в самом деле, по вашему, найду тут что-нибудь? (Конечно, каждый видит что-либо в каждой таблице). 

Большинство людей, которые задают такие вопросы в начале теста, вероятнее всего, не были хорошо подготовлены к тестированию. Если психолог встречается с такой ситуацией часто в своей практике, ему стоит поразмышлять вместе с супервизором над тем, каким образом он устанавливает рабочий альянс с клиентами. 

Большое число людей, которые занимают оборонительную позицию в начале тестирования, успокаиваются после нескольких интеракций с психологом и по мере продвижения теста дают валидный с точки зрения интерпретации протокол. Однако, некоторые сохраняют свои оборонительные установки, и их протокол, скорее всего, будет коротким. 

Часто они первым делом говорят: Это выглядит как клякса,
и подходящим ответом на такое высказывание является: Вы правы, это чернильная клякса, но что бы это могло быть, как ЧТО это выглядит?

Если сопротивление очень сильно, клиент пытается вернуть первую таблицу, выдав один-единственный ответ. Ключевым является вопрос, протянутся ли сопротивление и оборонительная позиция через весь тест и дадут ли в результате короткий протокол. ОТВЕТ НА ЭТОТ ВОПРОС ЗАВИСИТ ОТ МАНЕРЫ, В КОТОРОЙ КЛИЕНТ ОТВЕЧАЕТ НА СЛЕДУЮЩИЕ ТРИ ТАБЛИЦЫ. 
 
Интеллектуальная недостаточность

Люди, имеющие определённый дефект, обычно НЕ ЗАДАЮТ ВОПРОСОВ в начале теста. Психолог сразу ощущает их стрессовое состояние. Их страшит уровень сложности, задаваемый Роршахом. Они часто чувствуют, что тест бросает вызов их способности к контролю и дают короткие протоколы, потому что испуганы тестом. Типично, это пациенты психиатрических клиник, которые имеют нейрологический дефект или страдают от хронического состояния психоза. 

Люди, подобные вышеописанным, следуют инструкциям медленно и конкретно и часто терпят неудачу несмотря на любое поощрение. Фактически, после поощрения в первой таблице, человек часто выглядит раздражённым или смущённым. Даже если он даёт второй ответ, клиент БЫСТРО СОСКАЛЬЗЫВАЕТ ОБРАТНО К РУТИНЕ ОДНОГО ОТВЕТА на следующие три таблицы. Кроме этого, между представлением таблицы и ответом на неё обычно проходит ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ, а ответы имеют тенденцию состоять из НЕСКОЛЬКИХ СЛОВ, или иногда только из ОДНОГО слова. Случается, что он говорит: не знаю или это ни на что не похоже и пытается отказаться от таблицы (психолог отвечает ему на это У нас достаточно времени, мы никуда не спешим).

Если на каждую из таблиц II, III и IV дан один ответ и становится очевидным, что короткий протокол появится очень скоро, ДОПУСКАЕТСЯ сказать ещё несколько слов. 

В стандартном варианте Роршах-теста, после того как прозвучала инструкция, и до конца работы по десятой таблице, психолог молчит. Если на первые три таблицы получено всего три ответа, процедура считается нестандартной и психологу разрешено ВМЕШАТЬСЯ. 

Когда клиент пытается вернуть IV таблицу, психолог не принимает её и вместо этого говорит: Подождите, не пытайтесь пробежать их все как можно скорее. Мы никуда не спешим, у нас достаточно времени. 

Эта форма поощрения не такая директивная по сравнению с той, что была использована после первой таблицы. Она просто подсказывает клиенту воспользоваться дополнительным временем. Хотя это утверждение не просит направленно дополнительных ответов, просьба о них подразумевается. 

Эта опциональная подсказка иногда полезна в работе с маленькими детьми, которые хотят закончить тест как можно скорее и, в своей торопливости, предпочитают давать короткие протоколы. 

ПРОТОКОЛ В 10, 11, 12, 13 ОТВЕТОВ. Безотносительно к тому, была ли использована подсказка в таблице IV, каждый раз, когда пациент даёт меньше чем 14 ответов, ПСИХОЛОГУ НЕЛЬЗЯ ПРИСТУПАТЬ К РАССПРОСУ. В ситуации «меньше 14 ответов» психолог должен прервать стандартную процедуру и объявить клиенту: Теперь вы знаете, как это делается. Но есть одна проблема. Вы не дали достаточно ответов для того, чтобы почерпнуть что-либо из теста. Поэтому мы пройдём их все ещё раз и я хочу, чтобы вы дали мне больше ответов. Вы можете включить те ответы, которые уже сказали, если хотите, но в этот раз вы должны дать мне больше ответов. 

Многие люди в этих новых условиях будут искать указаний и спросят: Сколько нужно дать? Ответ зависит главным образом от того, насколько психолог верит в то, что клиент пытается сотрудничать. Если ответ утвердительный, то вполне приемлем недирективный ответ: Хорошо, это определяется вашим желанием, но вы дали только . . . . . ответов, а мне нужно больше для того, чтобы получить что-либо из тестовых данных.

С другой стороны, некоторые люди, по-видимому, более упорно сопротивляются и сознательно дают меньше 14 ответов. Если вопрос о том, сколько ответов требуется, был задан таким клиентом, психолог может быть более директивным: Хорошо, это определяется вашим желанием, но мне действительно нужно немного больше ответов по сравнению с тем, что вы дали.

Процедура повторного рассматривания десяти таблиц теста с начала и до конца вызывает сильные чувства как у психодиагноста, так и у клиента, не столько из-за потраченного времени, сколько из-за переживаемой обоими неудачи первой попытки. Тем не менее, если психолог уверен в том, что использование Роршаха имеет критическую важность для понимания клиента, то повторное предъявление таблиц это единственная жизнеспособная альтернатива. Другая опция — прекратить тест и задействовать другие методы оценки. 
 
Длинные протоколы
Несмотря на то, что наиболее общая проблема в проведении Роршаха — короткие протоколы, существуют примеры чрезмерного вовлечения в задачу. Иные люди дают бесконечное число ответов, ЕСЛИ ИМ ПОЗВОЛЯЮТ ЭТО ДЕЛАТЬ. Исследования, относящиеся к длине протоколов, показали, что интерпретативная разработка не имеет особенных отличий, если анализировать только пять первых ответов на таблицу, а не все ответы. Эти данные обосновывают статистически позволение ограничить число ответов. 

Если человек даёт 5 ответов на первую таблицу и удерживает её в руках с видимым намерением дать дополнительные ответы, психолог должен вмешаться и ЗАБРАТЬ ТАБЛИЦУ из рук клиента, говоря: Хорошо, теперь следующую. Если человек даёт 5 ответов на вторую таблицу, процедура должна быть повторена. 

Эта тактика должна продолжаться с каждой последующей таблицей до тех пор, пока клиент продолжает давать 5 ответов и всё ещё держит таблицу в руках. Однако, если клиент в какой-то момент даёт меньше чем 5 ответов на таблицу, процедура такого вмешательства ПРЕКРАЩАЕТСЯ. До конца тестирования не должно быть никаких интервенций, даже если клиент даёт больше чем 5 ответов на последующие пятна. 

Если процедура «отбирания таблицы» действовала на протяжении всего протокола, в итоге будут даны 50 ответов. Наоборот, если процедура была прервана во время теста, возможно, что протокол будет значительно длиннее. Например, тест проходит таким образом:
I – 5 ответов – забрали таблицу
II – 5 ответов – забрали таблицу
III – 5 ответов – забрали таблицу
IV – 3 ответа (прекратили вмешиваться)
V — 3 ответа
VI – 5 ответов
VII – 7 ответов
VIII – 9 ответов
IX – 9 ответов
X – 14 ответов.

Тем самым будет получен протокол длиной 65 ответов. 

Существуют варианты, реже чем раз в 500 тестирований, в которых человек может дать только 2 или 3 ответа на первые несколько таблиц, или дать меньше чем пять ответов на каждую из первых таблиц, но затем давать много, 10 и больше ответов, на следующие таблицы. Таким образом, получится очень длинный протокол, иногда больше чем 70 ответов. Это весьма болезненное переживание, ведь психологу приходится расспрашивать и оценивать фактически не один протокол, а целых два или три! 

Не существует жёстких правил, как справляться с такой ситуацией. Если применяется стандартная процедура, все ответы должны быть расспрошены, но логика и опыт выдвигают аргументы против этого. 

Удержать в голове психодинамику по нескольким десяткам ответов и осмыслить целостную совокупность образов Роршах-теста на 70 ответов не удавалось ещё никому. 

В такой ситуации психологу предоставляется возможность поупражнять своё чувство здравого смысла. Например, предположим, что клиент дал меньше чем 5 ответов на каждую из первых трёх таблиц но, к удивлению, дал затем 8 или 10 ответов на четвёртую таблицу. Логически рассуждая, здесь не должно быть никаких вмешательств, потому что неожиданно большое количество ответов на четвёртую таблицу может оказаться проявлением личностной психодинамики клиента.  

Опытные психологи различают длинные протоколы обсессивных и диссоциированных клиентов. Первых отличает потребность определить мельчайшие детали пятна и обговорить как можно больше подробностей. Вторым присуща потребность дать несколько вариантов ответа на одну и ту же часть таблицы. Примером может быть протокол Белоснежки из раздела «Первые пять протоколов».

Если обсессивный клиент продолжает выдавать больше чем 5 ответов на пятую таблицу, психологу лучше забрать её и продолжать так поступать до тех пор, пока клиент не будет давать не больше 5-ти ответов на одну таблицу. Эта форма вмешательства должна быть использована только в тех случаях, когда психолог пришёл к выводу о том, что в противном случае ему придётся расспрашивать необычайно длинный протокол. 

Если речь идёт о диссоциированном клиенте, лучше дать ему высказать все ответы, но ограничить «самовыражение субличностей» на этапе расспроса. Примером вмешательства на этапе расспроса:
Белоснежка: Это фигуры людей. Это пропасть, белое пространство. Они как в одеяниях каких-то, в балахонах, в ровных одеждах. Почему возникло ощущение, что Властелин Колец, надо говорить?
Психолог: Давайте следующую таблицу.

Тактика вмешательства, ставящая предел очень длинным протоколам, имеет некоторый риск. Эта техника совершенно очевидно повлияет на Показатель Аффективности и /или на соотношение ответов на целое пятно или на часть пятна и, возможно, окажет влияние на индекс эгоцентричности. В конце концов это сделка, которая пытается удержать тестирование в некоторых разумных пределах и получить протокол, интерпретация которого достижима.

 

© Бермант-Полякова О.В.   

You may also like...