Сонди: мука влечения

Леопольд Сонди в процессе своей многолетней практической работы в клинике обнаружил определённую закономерность, которой подчиняется избирательность человека в общении с окружающими: как оказалось, пациенты клиники более тесно общаются и создают устойчивые формы отношений (дружба, любовь, женитьба) с лицами, которые страдают аналогичными формами психических отклонений. Неосознанное влечение к подобным себе лицам несомненно уходит корнями в генетическую предиспозицию.
Цитируем по книге:
Собчик Л.Н. Метод портретных выборов – адаптированный тест Сонди. – СПб: Речь, 2003. – 128 с.

Леопольд Сонди в процессе своей многолетней практической работы в клинике обнаружил определённую закономерность, которой подчиняется избирательность человека в общении с окружающими: как оказалось, пациенты клиники более тесно общаются и создают устойчивые формы отношений (дружба, любовь, женитьба) с лицами, которые страдают аналогичными формами психических отклонений. Неосознанное влечение к подобным себе лицам несомненно уходит корнями в генетическую предиспозицию.

На этом и основана концепция судьбоанализа Сонди, согласно которой у каждого конкретного человека в течение жизни на почве унаследованных генотипических свойств проявляется выбор (генотропизм) в отношении тех лиц, которые близки его собственному личностному паттерну. Данные клинико-генетического исследования Сонди легли в основу теста восьми влечений, интерпретация которого в виде судьбоанализа базируется на теории бессознательного и психоанализе Зигмунда Фрейда. Уже много лет тест Сонди используется психиатрами и психологами как проективный личностный тест.

Свою типологию личностных свойств Сонди строит на аналогиях с мифологическими образами, которые не всегда близки пониманию отечественных психологов. Кроме того, её основной постулат говорит о том, что доброе или злое начало в человеке является врождённым (люди могут быть потомками Каина или Авеля).

Когда говорят, что работа с пациентом с помощью теста Сонди может приблизить его к Богу, это можно понимать по-разному. В сущности, человек состоит из двух половинок, одна из которых сближает его с животным миром («полуживотное»), другая – с высоконравственной сущностью высшего ранга («полубог»). Примирить человека с реальной действительностью, снять напряжённость той потребностной сферы, которая избыточно выражена и при этом не реализуема, — в этом и состоит работа судьботерапевта. Основным в психодинамике по Сонди является положение о возможности «социализации» латентных бессознательных тенденций.

Специалисты (психологи, врачи, педагоги), которым довелось познакомиться с тестом Сонди, обращают внимание на своеобразие тезауруса автора методики и сложность сопоставления полученных с её помощью данных с результатами других исследований. В значительной степени это связано с чисто психоаналитической базой интерпретационного подхода автора, а также с определённым анахронизмом в понимании психоанализа, который за последние полвека получил своё дальнейшее развитие. Интерпретация теста Сонди отличается высокой степенью синтеза. Влечения интегрированы в факторы, а факторы – в культурно-исторические и мифологические образы. Психологи с аналитическим складом ума затрудняются размышлять о клиентах и понимать их на заданном тестом Сонди уровне обобщения.

Основой судьбоанализа является положение о наследственности матрицы Я-влечений (наследственность Эго). Внутри Я Сонди выделяет фактор k, под влиянием которого личность приспосабливается к требованиям реальности.

Судьбоанализ открыл «семейное бессознательное» как общую материнскую почву Я-влечений. Кроме того, как и Хартманн, Сонди на основании экспериментальных данных установил связь автономного Эго с сексуальным, пароксизмальным и контактным влечениями. Сонди утверждает, что у каждого человека есть излюбленный способ «любить», «обуздывать нрав», «быть собой» и «льнуть». Сам Сонди на основании экспериментальных данных утверждает, что этнические и культурно-социальные аспекты не влияют на результаты тестирования, так как структура влечений, лежащая в основе перцепции материала методики, универсальна для людей любой национальности и социальной принадлежности.

Факторное значение портретов Сонди:

h – сексуальная недифференцированность, бисексуальность
s – садизм/махохизм
е – эпилептоидные тенденции
hy – истерические склонности
k – кататонические проявления
р — паранойяльность
d — депрессивное состояние
m – маниакальные проявления.

Сексуальное влечение: вектор S

Вектор S и входящие в него факторы h и s можно описать с помощью пар противоположных тенденций:
Пассивность-активность
Любовь-агрессия
Нежность-покорение объекта
Максимальное чувство полноты жизни – максимальное изнурение вплоть до умирания

Связь и единение в Эросе – внезапность разъединения и разделения

Это единство противоположностей наблюдается не только в сексе, в естественно-чувственной сфере, но и в социальной жизни человека, связанной с любовью и привязанностями. Фактор S выявляет сплав этих тенденций в их дополняющем сочетании. Они расцениваются Сонди как комлементарные противоположности, взаимодополняемые при решении общих задач.

Пароксизмальное влечение: вектор Р
О наследственной обусловленности влечения, связанного с Р, говорит тот факт, что механизмы защиты и безопасности являются древнейшими. Из них вытекают реакции двигательной бури или, напротив, замирания и изменения окраски. Применительно к человеку эти реакции описываются как регрессивные, связанные с возвратом на филогенетически более раннюю ступень развития в момент стресса. В клинике такие состояния наблюдаются в виде истерических или кататонических двигательных бурь или ступора, параличей, сумеречного состояния сознания, каталепсии.

Пароксизмальное влечение внутренне полярно (стремление к самодемонстрации и стремление к самомаскировке) и построено на противоположности двух потребностей. Вследствие этого можно говорить о параметрах динамизма внутри этого фактора.

Физиологический и патопсихологический план пароксизмального влечения заключается в том, что оно обусловливает две противоположные группы эмоциональный состояний – грубых и тонких аффектов (это эпилептоидные и истероидные типы характеров). В сфере патологии это два круга заболеваний – истерических и эпилептоидных нарушений. Сонди утверждает, что ни эпилепсии без истерических, ни истерии без эпилептических тенденций не бывает.

Я-влечение: вектор SCH
Наследственная обусловленность Я-влечения аргументирована результатами экспериментальных исследований, проведённых Сонди в равных группах однополых и разнополых двуяйцовых близнецов.

Экспериментальный анализ Я позволяет Сонди утверждать, что путь развития Я проходит по наследственно предустановленному «круговороту» элементарных функций со следующими фазами:

1) первичная партиципация (соучастие) – это как бы единобытие с первичным животным, растением, и в особенности с тотемным предком. Тотему приписываются всемогущество и сила, а единение с ним в дуальном существовании (союзе) даёт возможность ощутить укрепление собственной позиции. Так в результате партиципации возникает я-идентичность и первичное доверие.

Сонди не считает необходимым различать мистическое и реалистическое начало в формировании данного типа реагирования.

Отмечено, что современная культура не может дать человеку такой защищённости посредством партиципации, как это позволяют ритуалы и культы первобытных народов, однако эта потребность остаётся постоянной потребностью современного человека. Это подтверждается наличием эрзац-партиципации с техникой (автомобиль, телефон и др). Культурный человек обречён попадать под действие обманчивых партиципаций, стремясь уйти от одиночества.

2) инфляция – это тенденция быть всем. Бессознательные потребности с двумя полярными влечениями могут занять главенствующее место в сознании, вплоть до признаков одержимости. При этом Я не воспринимает противоположных тенденций, проникающих в сознание. Одержимое Я полагает, что оно может одновременно быть матерью и ребёнком, мужем и женой, животным и человеком, богом и рабом, ангелом и сатаной. Инфляция – это такое состояние, когда Я разрешает непереносимые для него противоречия тем, что оно просто их не воспринимает.

3) интроекция – «включение в себя», эгоистические тенденции, стремление к обладанию, реализуется через заинтересованность и профессиональную сублимацию.

4) отречение – приспособительные функции Я, когда оно подчиняется требованиям реальности.

Если этот порядок нарушается, развиваются болезненные отклонения.

Функция, обладающая преимуществом, чаще всего имеет определённый семейный корень. Комплекс показателей, определяющий вариант Я-защиты, также наблюдался в пределах одной семьи как определённая унаследованная реакция.

Контактное влечение: вектор С

По мнению Сонди, без фактора d не было бы частных коллекций произведений искусства, национальной экономики, банковских операций, художественной критики, не было бы тугих кошельков и бирж, но не было бы и меланхолии как следствия утраты объекта пристрастия и привязанности.

Объятия и разрыв, говорение, еда, целование или молчание, пост, пренебрежение всеми удовольствиями орального плана, страстное желание вечности или смерти, слияния с другими и одиночества – всё это тесно связано с фактором влечения m. Он «социализирует» человека или «десоциализирует» его.

Что касается специального источника энергии контактного влечения, то он пока не определён. В известной степени эта тенденция окрашена либидозным влечением. Влечение к цеплянию питается из древнейшего орального источника, а влечение к анальности – из анального. Фрейдовская концепция этих прегенитальных влечений сохраняется в системе судьбоанализа, но понимаются они как особые источники энергии, побуждающие высших животных и человека идти на поиски объекта привязанности.

© Бермант-Полякова О.В.

You may also like...